§2. Понятие о христианских догматах.

§2. Понятие о христианских догматах, как предмете православно-догматического Богословия.

Под именем христианских догматов разумеются откровенные истины, преподаваемые людям Церковью, как непререкаемые и неизменные правила спасительной веры. То есть, в каждом христианском догмате предполагаются три необходимые черты: догмат —

1) есть истина откровенная и, значит, содержащаяся в Священном Писании, или Священном Предании, или в обоих вместе: потому что других источников для христианской Р елигии нет, и учение, не заключающееся в этих источниках, никогда не может быть христианским догматом. В этом-то смысле истины — принесенные на землю Христом Спасителем, в самом Слове Божием называются догматами, и у древних знаменитых пастырей Церкви встречаются выражения: догматы Божественные, догматы Христовы, догматы Господни, догматы евангельские, догматы апостольские; даже все христианское учение называется вообще догматом, Евангелисты и Апостолы именуются учителями догмата, а православные христиане — блюстителями догмата. Этой первой чертой христианский догмат отличается: а) от всех догматов и вообще истин нехристианских, как-то: от догматов и истин всякой другой религии, от догматов в смысле философическом, политическом и под.; б) от истин и христианских, но не заключающихся в Божественном Откровении, каковы: больС?ая часть истин исторических, например, касательно жизни и творений того или другого Отца Церкви, истин обрядовых и канонических, т.е. определяющих церковное богослужение и благочиние. Все эти истины уже потому одному, что они не содержатся в Божественном Откровении, как бы важны ни были, не могут назваться христианскими догматами.

2) — есть истина, преподаваемая Церковью. Р?бо хотя все христианские догматы до одного заключаются в Божественном Откровении, но мы, как частные верующие, заимствуя их каждый непосредственно из Откровения, легко можем не понять того или другого догмата, или понять превратно, или, если и поймем правильно, не можем быть реС?ительно убеждены, что наС?е разумение догматов соверС?енно истинно, — тогда как Церковь на то, между прочим, и учреждена Господом, чтобы быть ей хранительницей и истолковательницей Его Откровения для всех людей, быть столпом и утверждением истины (1 Тим. 3:14), и с этой целью соблюдается Духом Святым так, что не может погреС?ать, ни обманывать, ни обманываться. Следовательно, для того, дабы нам вполне убедиться, что известные откровенные истины надобно признавать за догматы, и что их надобно понимать так, а не иначе, нам необходимо услыС?ать эти истины и точное определение их из уст Христовой Церкви, — разумеется. Церкви истинной, православной. В сем-то смысле еще Собор апостольский, Р?ерусалимский, представлявС?ий собой всю Церковь учащую, употребил слово — Эдпое (Р?бо угодно Святому Духу и нам... Деян. 15:28), начиная свои краткие определения, обнародованные потом всем верующим для руководства, а святой Евангелист Лука назвал эти определения догматами или определения (дьгмбфб), постановленные Апостолами и пресвитерами в Р?ерусалиме (16:4). В таком же знаменовании и все, следовавС?ие затем, Соборы Вселенские, также представлявС?ие собой всю Церковь учащую, начинали свои определения, по примеру Собора апостольского, словом — Эдпое (изволися) и называли эти определения догматами, например: догмат ста семидесяти святых Отец С?естого вселенского Собора о двух волях и действиях в Господе наС?ем Р?исусе Христе. Посему, наконец, в писаниях древних пастырей христианские догматы нередко называются прямо догматами Церкви, словами Церкви, а христиане, неизменно содержащие догматы, называются принадлежащими Церкви. Этой новой чертой христианские догматы отличаются: а) от частных мнений, какие могут составлять сами верующие непосредственно на основании Божественного Откровения, касательно истин веры, и которые, хотя бы были соверС?енно справедливы, навсегда останутся только мнениями, если не будут определены и преподаваемы для всех Церковью. А с другой стороны — б) как догматы православные, здравые, благочестивые, отличаются от догматов не православных или, по выражению святых Отцов, от догматов нечестия, догматов развращенных и еретических, которых держатся частные церкви или общества, отделивС?ияся от истинной Церкви Христовой.

3) — есть истина, преподаваемая Церковью, как непререкаемое и неизменное правило спасительной веры: — последняя существенная черта христианского догмата, отличающая его от всех других истин самого Откровения христианского, содержимых и преподаваемых Церковью. Р?стины христианского Откровения, заключающегося преимущественно в книгах Священного Писания, разделяются на два рода: на истины веры, которые должно усвоять умом верующим, и на истины деятельности, которые должно усвоять волей и осуществлять в жизни. Р?стины веры подразделяются еще на два класса: одни относятся к самому существу христианской Р елигии, как восстановленного союза между Богом и человеком, и содержат учение о Боге и Его отноС?ении к миру и в особенности к человеку, определяя, во что именно и как должен веровать человек, чтобы спастись: они-то и преподаются Церковью, как непререкаемые и неизменные правила спасительной веры. Другие к существу христианской Р елигии непосредственно не относятся, и содержат в себе или исторические сказания о Церкви Божией ветхозаветной и отчасти новозаветной, о судиях, царях, правителях, первосвященниках народа Божия, о святых Пророках, Апостолах и многих других лицах; или частные изречения разных лиц, Пророков, Апостолов, самого даже Христа Спасителя, не относящиеся к существу христианской Р елигии (наприм. Р?оан. 1:42,47; 4:50; 6:8); или пророчества касательно судьбы народа Божия, других народов, городов и т. п., — а потому хотя достойны всей наС?ей веры, будучи изложены в Божественном Откровении, но не преподаются Церковью, как необходимые для спасения. Р?стины деятельности подразделяются также на два класса: на такие, которые определяют, что именно должен делать человек, как существо нравственное, призванное в новый благодатный союз с Богом: это собственно нравственные христианские заповеди; и — на такие, которые показывают, как христианин должен выражать свое отноС?ение к Богу во внеС?нем богослужении, и как христианину должно поступать в доме Божием (1 Тим. 3:15), — истины обрядовые и канонические, которых, впрочем, в книгах нового Завета весьма мало. Р?з всех этих откровенных истин, подразделяющихся таким образом на четыре класса, догматами называются в строгом смысле только те, которые заключаются в классе первом, т.е. истины, которые относятся к самому существу христианской Р елигии, содержат учение о Боге и Его отноС?ении к миру и человеку, и определяют во что именно и как должен веровать христианин, чтобы спастись. Как истины веры, они отличаются от всех истин (правил) деятельности; а как правила спасительной веры, отличаются от истин веры, не относящихся непосредственно к существу христианской Р елигии и спасению человека.

Догматами, в строгом смысле, на языке церковном называются только истины веры, в отличие от всех истин деятельности христианской, нравственных, обрядовых и канонических. Это видно из примера самих вселенских Соборов, которые догматами называли исключительно одни свои вероопределения, называя все прочие постановления свои канонами или правилами. Видно также из писаний святых Отцов, например:

а) святого Кирилла Р?ерусалимского, у которого читаем: "сущность Р елигии (или образ Богопочтения) состоит из следующих двух вещей, — из точного познания догматов благочестия и из добрых дел; догматы без добрых дел неприятны Богу; не приемлет Он и дел, если они основаны не на догматах благочестия;" б) святого Григория Нисского, который, на основании слов Спасителя к Апостолам: Р?так идите, (мбизфеэубфе) научите все народы,.. уча их соблюдать всё (фзсеЯн рЬнфб), что Я повелел вам (Матф. 28:19,20), разделяет все христианское учение на две части: Нравственную и догматическую (ейт Эийкпн мЭспт кбЯ еЯт дпгмЬфщн ЬксйвеЯбн); в) святого Златоуста, по словам которого Христианство требует, вместе с догматами православия, и благочестивой деятельности. Это же, наконец, подтверждается употреблением слова: догматик (дпгмбфйкьн) в церковно-богослужебных книгах, где под именем догматиков известны Богородничные песни, заключающие в себе учение веры о приснодевстве Богоматери, воплощении Господа и соединении в Нем двух естеств.

Догматами называются только те из истин веры, изложенных в Божественном Откровении, которые, относясь к самому существу христианской Р елигии, как восстановленного союза между Богом и человеком, содержат в себе собственно учение о Боге и Его отноС?ении к миру и в особенности к человеку, и которые преподаются Церковью, как правила спасительной веры, непререкаемые и неизменные. Для доказательства этой мысли довольно указать: а) на краткие изложения православных догматов или символы, где заключаются, действительно, только истины о Боге и Его отноС?ении к миру и в особенности к человеку, а вслед затем и на изъяснения сумволов Церковью в катихизисах, где видим тоже самое; б) на то, что с самого начала православная Церковь всегда отлучала от себя, и след. от участия в вечном спасении, людей, которые осмеливались отвергать или искажать еe догматы, и — в) на прямое учение Церкви о непререкаемости и неприкосновенности ее догматов: "аще кто-либо из всех, говорят Отцы С?естого вселенского Собора, не содержит и не приемлет догматов благочестия, и не тако мыслит и проповедует, но покуС?ается идти противу оных, тот да будет анафема, по определению, прежде постановленному святыми и блаженными Отцами, и от сословия христианского, яко чуждый, да будет исключен и извержен. Р?бо мы сообразно с тем, что определено прежде, соверС?енно реС?или ниже прибавляти что либо, ниже убавляти, и не могли ни коим образом" (прав. 1). Эта неприкосновенность и неизменяемость христианских догматов основывается на том, что все они открыты самим Богом и преподаются нам Церковью, учительницей богоучрежденной и непогреС?имой.

Следовательно, догматы христианские, если смотреть только на их отличительный характер в ряду прочих откровенных истин, можно определить еще так: "это суть истины, существенно входящие в состав вероучения, содержимого и преподаваемого христианской Церковью." А потому и православное догматическое Богословие будет не что иное, как система православного вероучения. Если же смотреть вместе на самое содержание христианских догматов, то их должно определить следующим образом; "это суть истины (содержимые и преподаваемые Церковью) именно о Боге и Его отноС?ении к миру и в особенности к человеку, или, что тоже, о Боге в самом Себе и о Боге, как Творце, Промыслителе и Спасителе." Р? вслед затем под именем православного догматического Богословия надобно будет разуметь науку, которая излагает учение православной Церкви о Боге и делах Его, как обыкновенно и определяют эту отрасль Богословия.

Друзья

Христианские картинки